Стандарты оказания медицинской помощи

Зиновьева О. В.,
адвокат, Адвокатское бюро «Адвокатская Группа ОНЕГИН»

Заседателева Т. В.,
адвокат, Адвокатское бюро «Адвокатская Группа ОНЕГИН»


В контексте повышенного внимания к актуальной проблеме защиты прав пациентов обоснованным является определение механизмов, позволяющих обеспечивать указанные права.

Одним из способов, направленных на реализацию конституционного права граждан на охрану здоровья, права на получение доступной, качественной и безопасной медицинской помощи, является определение обязательных требований как к форме осуществления медицинской деятельности, так и к содержанию лечебного процесса, соответствие которым должны обеспечивать при оказании гражданам медицинской помощи (медицинских услуг) как учреждения здравоохранения, так и частнопрактикующие врачи как субъекты системы здравоохранения.

С этой целью в здравоохранении действуют такие неразрывно связанные с качеством медицинской помощи и обеспечивающие ее механизмы как лицензирование деятельности (медицинской, фармацевтической, деятельности по обороту наркотических средств и психотропных веществ, по производству и техническому обслуживанию медицинской техники, деятельности в области использования источников ионизирующего излучения и др.), аккредитация медицинских учреждений и организаций, сертификация лекарственных препаратов, изделий медицинского назначения и медицинской техники, а также стандартизация медицинской деятельности.

Получив свое развитие с изданием Приказа Министерства здравоохранения РСФСР «О создании системы медицинских стандартов (нормативов) по оказанию медицинской помощи населению Российской Федерации» № 277 от 16.10.1992 г.1, стандартизация в здравоохранении в настоящее время охватывает широкий круг объектов, в том числе объемы и качество лечебно-диагностического процесса, устанавливая в отношении них обязательные требования, соблюдение которых вменяется в обязанность субъектам осуществления медицинской деятельности.

Практикующим специалистам здравоохранения нормативные требования, определяющие уровень объема и качества медицинской помощи, известны под различными наименованиями, перечень которых сформировался в законодательстве с момента правового закрепления института стандартизации: отраслевые стандарты объемов медицинской помощи, стандарты оказания медицинской помощи населению, стандарты (протоколы) диагностики и лечения больных, протоколы ведения больных, клинические протоколы и т.п.      

Несмотря на вариативность названий, все они определяют тот необходимый объем, упорядоченную последовательность лечебно-диагностических мероприятий, перечень обязательных манипуляций и исследований, объем лекарственного обеспечения лечебно-диагностического процесса и требования к результатам лечения, которые должны быть обеспечены пациенту с конкретной, определенной стандартом, нозологической формой, синдромом или в конкретной клинической ситуации как при его обращении за получением медицинской помощи, гарантированной Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи, так и при получении гражданином платной медицинской услуги.

С правовой точки зрения стандарты медицинской помощи представляют собой нормативные документы, утверждаемые, согласно ст. 37.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан2, Министерством здравоохранения и социального развития РФ, и определяющие объем, качество и технологии лечебно-диагностического процесса. В настоящий момент эта отрасль отечественного законодательства представлена более чем пятьюстами стандартами лечения по различным нозологическим формам.

Изданные управомоченным федеральным органом исполнительной власти, стандарты устанавливают правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц в системе здравоохранения Российской Федерации (государственной, муниципальной и частной), оказывающих медицинские услуги или медицинскую помощь. Установленные стандартами правила рассчитаны на неоднократное применение, действуют независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, что определяет статус стандартов лечения как нормативных правовых актов органа государственной власти.

Наличие федеральных актов, касающихся обследования и лечения, не исключает использования на уровне субъектов Российской Федерации и в медицинских организациях (как правило, крупных медицинских учреждениях) собственных стандартов амбулаторно-поликлинической и стационарной помощи, уточняющих либо расширяющих диапазон методов и средств, позволяющих улучшить качество лечебно-диагностического процесса, с тем лишь ограничением, что возможность установления стандартов лечения, противоречащих федеральным, у указанных субъектов отсутствует.

Следует отметить, что иные, кроме утвержденных Минздравсоцразвития, стандарты лечения, с позиции их действия по кругу лиц, также характеризуются обязательностью для исполнения субъектами, оказывающими медицинскую помощь. Указанное обстоятельство обусловлено статусом таких документов как нормативно-правовых актов субъекта Российской Федерации, подлежащих соблюдению в силу требований Конституции РФ, и локальных нормативных актов учреждения, определяющих поведение медицинского работника при осуществлении им трудовой функции.

Принимая во внимание, что стандарты лечения содержат научно-обоснованные требования к необходимому набору медицинских назначений и манипуляций, правильности выполнения и результатам проведения, их реализация в практическом здравоохранении направлена на повышение качества медицинского обеспечения, защиты прав пациентов и медицинского персонала, гарантию необходимого объема и уровня медицинской помощи в условиях лимитированного финансирования системы обязательного медицинского страхования посредством осуществления контроля качества медицинской помощи, критерием объективной оценки которого и являются стандарты.

Однако стандарты оказания медицинской помощи, кроме перечисленного выше «общемедицинского», в практической деятельности имеют еще одно функциональное назначение - данные документы играют важную роль при определении условий наступления ответственности медицинских учреждений и их работников в случае оказания ими медицинской помощи ненадлежащего качества.

Как показывает практика, оказание медицинской помощи ненадлежащего качества, выражающейся в дефектах лечебно-диагностического процесса, влекущих причинение вреда здоровью или жизни пациента, обусловлено, в том числе, несоблюдением стандартов оказания медицинской помощи.

Несоблюдение представляет собой отступление от предписанных стандартами требований и сводится к невыполнению, несвоевременному или ненадлежащему выполнению необходимых диагностических и (или) лечебных мероприятий, преждевременному, по сравнению с требованием стандарта, прекращению проведения лечебных мероприятий, неблагоприятно влияющих на состояние пациента, течение заболевания, сроки и стоимость лечения, либо обусловливающих развитие у пациента нового патологического состояния (развитие ятрогенной патологии), а также выполнению непоказанных стандартом мероприятий, не повлиявших на состояние пациента.

Поскольку стандарты лечения обязательны для применения при оказании медицинской помощи и медицинских услуг, в ситуации их несоблюдения можно говорить о невыполнении предписаний юридических норм, то есть поведении, нарушающем установленные правила.

С правовой точки зрения действие или бездействие, заключающиеся в неисполнении установленных нормами права требований, нарушающие субъективные права граждан, то есть имеющие противоправный характер, являются правонарушением.

Кроме того, противоправное поведение обладает способностью порождать нежелательные или вредные последствия для охраняемых законом прав, благ, интересов.

Таким образом, правонарушение характеризуется двумя отличительными признаками - присущими ему противоправным характером поведения и наступившими в результате этого вредными последствиями, то есть вредом.

Совершение правонарушения является безусловным основанием наступления юридической ответственности, под которой понимаются неблагоприятные для нарушителя последствия в виде ограничений личного, организационного или имущественного порядка.

Бесспорно, отступление от стандартов лечения обладает, кроме того, и признаком потенциальной вредоносности, выражающейся, прежде всего, в возможности наступления неблагоприятных последствий в виде причинения вреда жизни и здоровью пациента.

Таким образом, нарушение требований стандартов оказания медицинской помощи (медицинской услуги) при осуществлении профессиональной деятельности является прямым условием наступления ответственности медицинских учреждений и их работников.

Наличие указанных документов как федерального уровня (в виде приказов Минздравсоцразвития РФ), так уровня субъектов РФ (в виде приказов Комитета по здравоохранению Правительства того или иного субъекта) и медицинских учреждений и организаций всех форм собственности (в форме локальных нормативных актов), несомненно, облегчает для пострадавшего пациента процедуру доказывания противоправности действий медицинских учреждений (их персонала) при некачественном оказании медицинской помощи, поскольку представляет возможность убедиться в существовании тех или иных предписаний и их ненадлежащем выполнении.

В случае причинения вреда жизни и здоровью пациента при оказании последнему медицинской помощи стандарты лечения выступают критериями оценки качества и надлежащего объема выполняемых манипуляций, процедур и назначений, иными словами, невыполнение набора предусмотренных стандартом процедур влечет признание оказанной медицинской помощи некачественной.

При виновном несоблюдении стандартов оказания медицинской помощи, повлекшего причинение вреда охраняемым законом правам и интересам граждан, учреждения здравоохранения независимо от формы собственности, а также частнопрактикующие врачи несут ответственность за нарушение защищаемых законом общественных отношений, за неисполнение должностных обязанностей, за причиненный жизни, здоровью, имуществу гражданина вред.

Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный пациенту при оказании медицинской помощи, определяется нормами действующего гражданского права.

Основанием для возмещения вреда, в том числе для денежной компенсации или возмещения в иной предусмотренной законом форме, является гражданское правонарушение, состав которого включает в себя такие обязательные элементы как противоправность действий (бездействия), вред, наступление которого обусловлено противоправным поведением, вина причинившего вред лица, а также причинно-следственная связь между противоправными действиями (бездействием) и причиненным вредом.

Следует отметить, что противоправность как условие наступления ответственности за причинение вреда жизни и здоровью гражданина выражается, в том числе, в несоблюдении обязательных требований стандартов и нарушении, тем самым, субъективного права пациента на получение качественной медицинской помощи (услуги); поскольку несоблюдение как акт поведения характеризуется пассивностью, в рассматриваемой ситуации необходимо говорить о противоправном бездействии медицинских работников.

Под вредом, причиненным пациенту, понимаются те неблагоприятные последствия, которые обусловлены противоправным поведением лица, а именно: умаление нематериальных благ - собственно вред здоровью или жизни пациента в виде причинения увечья, нарушения анатомической целости органов и тканей, их физиологических функций, иного усугубления состояния здоровья, развития у пациента ранее недиагносцированного заболевания, наступление патологических состояний, инвалидности, смерти, возникших в результате или вследствие оказания ему медицинской помощи (услуги) ненадлежащего качества, имущественный (материальный) ущерб, выражающийся в уменьшении имущества в связи с повреждением здоровья или жизни, а также физические и нравственные страдания, наступившие в результате противоправного поведения.

По общему правилу, согласно ст. 1064 Гражданского Кодекса РФ3, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред; при этом возмещение вреда, причиненного здоровью гражданина, состоит в возмещении причиненных ему убытков (ущерба) и компенсации морального вреда4.

Возмещение убытков заключается в выплате потерпевшему денежной суммы, соответствующей расходам, которые он произвел для устранения последствий некачественного лечения и восстановления нарушенного здоровья; сюда же относятся и расходы, которые гражданин не произвел, но вынужден будет произвести позднее в тех же целях.

Кроме того, возмещение ущерба состоит и в выплате неполученных ввиду повреждения здоровья доходов, которые лицо получило бы при обычных условиях; речь идет, прежде всего, об утраченном потерпевшим заработке или доходе, который он имел либо определенно мог иметь, если бы его права не был нарушены.

Возмещению подлежат также дополнительные расходы, которые гражданин вынужден нести вследствие повреждения здоровья, а именно: расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно ст. 1094 Гражданского Кодекса РФ5, в случае наступления смерти пациента ввиду некачественного оказания ему медицинской помощи, виновные обязаны возместить лицам, состоявшим на иждивении гражданина, вред, причиненный вследствие смерти кормильца. Указанный вред возмещается в виде пособия по смерти кормильца, выражающегося в выплате денежной суммы в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую состоявшие на иждивении получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. Кроме того, лица, ответственные за вред, вызванный смертью кормильца, возмещают также необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Следует учитывать, что, согласно действующему законодательству6, в случае признания медицинского учреждения виновным в причинении вреда вследствие оказания медицинской помощи ненадлежащего качества, учреждение как работодатель возмещает вред, причиненный его работниками при исполнении ими трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Учитывая, что жизнь и здоровье отнесены законодателем к неотчуждаемым нематериальным благам7, в случае посягательства на них и их нарушения лицу причиняются нравственные и физические страдания - моральный вред, который может выражаться в переживаниях гражданина, вынужденном изменении его образа жизни, появлении зависимости от врачей, чувстве отчаяния, обиде, беспокойстве, обусловленных наступлением неблагоприятных для здоровья гражданина последствий, иных негативных эмоциях, отрицательно влияющих на психоэмоциональную сферу человека и его нравственное здоровье. При причинении пациенту смерти нравственные страдания сильной степени, безусловно, испытывают родственники и близкие гражданина, которые приобретают право на справедливую компенсацию таких страданий.

На виновное лицо в судебном порядке возлагается обязанность компенсировать причиненный моральный вред в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, в размере, определенном судом в зависимости от характера и степени испытываемых физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, требований разумности и справедливости.

Таким образом, можно отметить, что гражданско-правовая ответственность медицинского учреждения за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина вследствие несоблюдения требований стандартов оказания медицинской помощи, заключается в выплате потерпевшему или его родственникам денежных сумм в размере, определенном судом, т.е. осуществляется в имущественной форме.

Ответственность за причинение вреда жизни и здоровью по общему правилу наступает при наличии вины. При этом действует принцип презумпции вины причинившего вред - медицинской организации, т.е. от возмещения вреда она освобождается лишь в случае, когда докажет, что вред был причинен не по вине работников.

Пациентка К., 34 лет поступила в один из родильных домов Санкт-Петербурга. У женщины имелись факторы перинатального риска, которые, в соответствии с Отраслевыми медицинскими стандартами объемов акушерско-гинекологической помощи, утв. Приказом Министерства здравоохранения РФ № 323 от 05.11.1998 г., обусловливали необходимость применения тактики родоразрешения путем плановой операции кесарева сечения. Однако указанные обстоятельства учтены не были, операция кесарева сечения была проведена по экстренным показаниям, при этом врачами не был обнаружен участок отсутствия ткани плаценты после ее извлечения. В дальнейшем у пациентки развилось кровотечение, приведшее в результате неприятия своевременных хирургических мер(удаления матки) к острой массивной кровопотере (более 2,5 литров). Согласно Отраслевым стандартам, при развитии острой массивной кровопотери в раннем послеродовом периоде необходимо выполнение экстренного оперативного вмешательства, направленного на удаление источника кровотечения, т.е. удалению органа. Между тем, медицинским персоналом ответчика этого сделано не было. Кроме того, при острой массивной кровопотере ее восполнение должно осуществляться в объеме не менее 160-180% от объема кровопотери, при этом не менее ½ объема должна составлять цельная кровь. Однако пациентке была перелита лишь эритроцитарная масса в объеме 553 мл. Острая массивная кровопотеря, развившаяся у пациентки в раннем послеродовом периоде и представлявшая непосредственную угрозу ее жизни, из-за неустранения источника кровотечения, несвоевременного и неадекватного восполнения кровопотери привела к ее гибели. Собранными по делу доказательствами были установлены многочисленные дефекты оказания медицинской помощи, выразившиеся в несвоевременности, неадекватности оказанных лечебных мероприятий, находящиеся в прямой причинно-следственной связи в наступившими последствиями. Принимая во внимание то обстоятельство, что тактика ведения родов регламентирована стандартами акушерско-гинекологической помощи, медицинским персоналом учреждения ответчика предписанные стандартами обязательные манипуляции виновно выполнены не были, в результате чего здоровью пациентки был причинен вред, повлекший наступление ее смерти, суд взыскал с медицинского учреждения в пользу супруга пациентки материальный ущерб, причиненный ему смертью жены вследствие причинения вреда ее здоровью (расходы, которые он понес ввиду наступления смерти супруги), сумму в счет компенсации морального вреда, причиненного смертью жены, а также денежные средства в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца малолетней дочери пациентки; в пользу матери пациентки была взыскана сумма компенсации морального вреда, причиненного ей смертью дочери. Кроме того, в отношении лечащего врача пациентки главным врачом Родильного дома еще до момента предъявления родственниками пациентки претензий и направления искового заявления в суд было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора; врач была отстранена от непосредственной лечебной работы.

Необходимо учитывать, что возмещение ущерба не освобождает виновных в оказании ненадлежащей медицинской помощи от привлечения их к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

О применении в отношении лица уголовной ответственности можно говорить лишь в случае виновного совершения им противоправных действий, отнесенных Уголовным Кодексом РФ (далее - УК РФ)8 к категории запрещенных Кодексом общественно-опасных деяний, т.е. преступлений. Необходимо также отметить, что уголовной ответственности подлежит лишь вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста, т.е. непосредственно медицинский работник, вина которого в невыполнении своих профессиональных обязанностей в виде соблюдения требований стандартов лечения установлена вступившим в законную силу приговором суда. Поэтому, в отличие от правил применения гражданско-правовой ответственности, медицинское учреждение к уголовной ответственности привлечено быть не может.

Уголовный Кодекс РФ содержит ряд преступлений, ответственность за совершение которых может быть применена к медицинским работникам в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности.

Под рассматриваемые случаи несоблюдения стандартов лечения, повлекшие причинение вреда жизни и здоровью гражданина, можно отнести следующие преступления.

Частью 2 статьи 109 УК РФ предусмотрено наказание до трех лет лишения свободы с лишением права заниматься медицинской деятельностью либо без такового за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения медицинским работником своих профессиональных обязанностей.

Частью 4 статьи 118 УК РФ за причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью вследствие неисполнения своих профессиональных обязанностей также установлена уголовная ответственность. Согласно же части 2 статьи 238 УК РФ, оказание медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителя, повлекших по неосторожности причинение смерти или тяжкого вреда здоровью человека, также влечет применение наказания.

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что привлечение медицинского работника к уголовной ответственности не освобождает его от возмещения вреда причиненного жизни и здоровью пациента в рамках гражданско-правовой ответственности.

Применение в отношении медицинского персонала дисциплинарной ответственности основывается на нормах Трудового Кодекса РФ (далее - ТК РФ)9. В случае, когда наступление неблагоприятных последствий для жизни и здоровья пациента обусловлено отступлением от обязательных требований ведения больных, можно говорить о невыполнении работником медицинского учреждения федеральных стандартов лечения (приказов Минздравсоцразвития РФ) либо локальных нормативных актов учреждения (приказов руководителя), утверждающих стандарты для данной организации, и нарушении им, тем самым, положений должностной инструкции и трудового договора о соблюдении действующего законодательства и приказов руководителя, т.е. совершении работником медицинской организации дисциплинарного проступка.

В отношении допустившего указанные нарушения могут быть применены меры дисциплинарного взыскания в соответствии со ст. 192 ТК РФ в виде замечания, выговора или увольнения. Как показывает практика, руководители медицинских учреждений ограничиваются объявлением выговора допустившему нарушения работнику. Кроме того, зачастую одновременно с мерой дисциплинарного взыскания в отношении работника применяется и материальная мера дисциплинарного воздействия в виде лишения его премии и поощрительных выплат, предусмотренных локальными актами учреждения.

Следует заметить, что с точки зрения доказывания вины учреждения в рамках судебного разбирательства наличие примененного к работнику дисциплинарного взыскания может свидетельствовать о признании учреждением нарушения, допущенного работником при оказании медицинской помощи, и оценке его как виновного несоблюдения предписанных стандартами требований, облегчая, тем самым, процессуальную деятельность истца по обоснованию своей позиции.

В случае применения дисциплинарной ответственности действует общее правило о том, что наличие дисциплинарного взыскания не освобождает медицинских работников от несения ими административной, уголовной или гражданско-правовой ответственности.

Кроме того, следует иметь в виду, что медицинские учреждения в случае нарушения стандартов оказания медицинской помощи несут и договорную ответственность. Подобная ответственность возникает уже перед страховой медицинской организацией в случае нарушения учреждением здравоохранения условий договора оказания лечебно-профилактической помощи или медицинских услуг в рамках обязательного или добровольного медицинского страхования об объеме и качестве предоставляемых медицинских услуг медицинским учреждением. В случае неполного или некачественного предоставления таких услуг ввиду несоблюдения стандартов качества и объема оказанной медицинской помощи по результатам вневедомственной экспертизы качества медицинской помощи, к страховщику могут применяться санкции в виде штрафа либо частичного или полного невозмещения затрат учреждения по оказанию медицинских услуг (медицинской помощи).

Таким образом, следует отметить, что соблюдение требований стандартов оказания доврачебной, амбулаторно-поликлинической, стационарной, скорой и скорой специализированной, высокотехнологичной, санаторно-курортной медицинской помощи, является своего рода гарантией защиты как прав пациентов, так и прав и интересов учреждений здравоохранения и их работников; при этом пациент получает гарантии получения им медицинской помощи надлежащего объема и качества, а медицинские работники имеют возможность объективно обосновать правомерность своих действий при осуществлении ими профессиональных обязанностей.



1 Приказ Министерства здравоохранения РСФСР «О создании системы медицинских стандартов (нормативов) по оказанию медицинской помощи населению Российской Федерации» № 277 от 16.10.1992 г.

2 Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1  (с изменениями от 2 марта 1998 г., 20 декабря 1999 г., 2 декабря 2000 г., 10 января, 27 февраля, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа, 1, 29 декабря 2004 г., 7 марта, 21, 31 декабря 2005 г., 2 февраля, 29 декабря 2006 г., 24 июля 2007 г.), Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 19.08.1993 г. № 33 ст. 1318, "Российские вести" от 09.09.1993 г. № 174.

3 Гражданский Кодекс Российской Федерации, часть вторая, введена в действие с 01 марта 1996 г. Федеральным законом от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (с изменениями от 26 ноября 2001 г.), "Российская газета" от 06.02., 07.02, 08.02.1996 г. № 23, 24, 25, «Собрание законодательства Российской Федерации» от 29.01.1996 г. № 5 ст. 410, от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ;

4 Ст. 1082 Гражданского Кодекса Российской Федерации;

5 Гражданский Кодекс Российской Федерации;

6 Согласно ст. 1068 Гражданского Кодекса Российской Федерации, «юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей»

7 Согласно ст. 150 Гражданского Кодекса Российской Федерации, «жизнь и здоровье..., иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения..., неотчуждаемы и непередаваемы иным способом»,  ст. 17 Конституции Российской Федерации  «основные права... человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», 12.12.1993 г.

8 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля 2007 г.), введен в действие с 01 января 1997 г. Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Собрание законодательства Российской Федерации от 17.06.1996 г. № 25 ст. 2954, в "Российской газете" от 18 (ст.ст. 1-96), 19 (ст.ст. 97-200), 20 (ст.ст. 201-265), 25 (ст.ст. 266-360) июня 1996 г. № 113, 114, 115, 118;

9 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (с изм. от 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г., 30 июня, 18, 30 декабря 2006 г., 20 апреля, 21 июля 2007 г.) введен в действие 01 февраля 2002 г., "Российская газета" от 31.12.2001 г. № 256,  «Собрание законодательства Российской Федерации» от 07.02.2002 г. № 1 (часть I) ст. 3, "Парламентская газета" от 05.01.2002 г. № 2-5


14.12.2014

Мини-семинар "Актуальные вопросы правового регулирования ЭКО"

Адвокатская Группа ОНЕГИН в рамках внутренней программы повышения квалификации персонала проводит 18 декабря 2014 г. мини-семинар на тему "Актуальные вопросы правового регулирования экстракорпорального оплодотворения" 

 

13.12.2014

График приёма адвокатов бюро до 01 марта 2015 г.

Опубликован график приёма адвокатов Адвокатской Группы ОНЕГИН до 01 марта 2015 г.

10.12.2014

Адвокат Дмитрий Бартенев выступил с докладом "Использование национальных средств защиты в делах по дискриминации"

09 декабря 2014 г. адвокат Дмитрий Бартенев выступил в качестве эксперта с докладом "Использование национальных средств защиты в делах по дискриминации".

 

06.12.2014

Семинар "Совершенствование работы с информацией о деятельности ФМБА России"

Адвокат Ольга Зиновьева приняла участие в семинаре "Совершенствование работы с информацией о деятельности Федерального медико-биологического агенства России"

19.10.2014

Мини-семинар "Особенности правового регулирования врачебной тайны"

21 октября 2014 г. состоялся мини-семинар Адвокатской Группы ОНЕГИН "Особенности правового регулирования врачебной тайны"